Jan 19, 2020

*
ՈՒղիղ 30 տարի է անցել, անհավատալի է: Մի կյանք:

Հիմա չէի գնա: Թքած ունենամ բոլոր նրանց վրա, ով համաձայն չի: Դե վերցրեք ու կամավոր գրվեք, հենց հիմա, գոնե մեկ ամսվա հավաքի համար` տղա թե աղջիկ: Ախր 95% խոսացողների նույնիսկ այդ բացարձակ ապահով ու ժամանակավոր գործողությունը չի անի: Այդ պատճառով էլ թքած ունենամ:

Իսկ 5 տարի առաջվա գրածիս տակ հիմա էլ կստորագրեմ: Շատ անորակ ազգ դուրս եկանք, ցավոք սրտի: 2018-ից հետո դա պարզ երևում է: Դա անվիճարկելի փաստ է: Չգիտեմ, զարգացման ու որակափոխման հույս կա, թե ոչ, բայց մեր այսօրվա ու երեկվա քաղաքական ու բարոյական որակը խայտառակ ցածր է...


https://artashes98.livejournal.com/2011/01/17/
https://artashes98.livejournal.com/2011/01/18/
https://artashes98.livejournal.com/350096.html
https://artashes98.livejournal.com/429389.html

Benny Goodman jazz band's tour of the USSR in 1962

*
"...When we landed in Tblisi, the winds were still pretty strong. I had trouble holding onto my bass as we walked in from the plane. Over the whistling of the wind, we heard someone calling,

   "George Avakian!"

   Three Armenian newsmen were running toward us across the runway. They had heard that George was with us and had come to greet him. George told them that Intourist had put him at a different hotel than the band, but they said,

   "Don't worry, come with us."

   They piled him into their car, drove him to our hotel and fixed him up with a room.

   The next day, the local paper published a huge picture of George, Joya Sherrill and Gene Allen that the newsmen had taken. Because of the picture, George was deluged with Armenians who came to the hotel to see him. He was in the habit of signing autographs in three different languages, using the English, Cyrillic and Armenian alphabets. The Armenians in Tblisi shouted,

   "Forget the Russian!"

   George admonished them, in Armenian, to be careful what they said in public; the Russians might be listening. The Armenians said,

   "Screw them. We're not afraid."

   George's parents had lived in Tblisi (Tiflis) until he was about seven years old. His mother had given him the location of the house that they had owned. One morning George, Joe Wilder and I set out to find it. The street had been renumbered sometime in the ensuing forty years, but by following his mother's directions, we easily found the house. George, speaking Armenian, asked some people in the courtyard of the building if anyone remembered his parents. They found an old lady who had lived there at that time who remembered George as a child.

   Our visit caused a lot of excitement, and the people insisted that we look at all the rooms of the house, which had been broken up into several apartments. George's memory of the place had faded, but we were interested to see inside some ordinary homes. George took pictures of everything. He told me later that his mother was delighted with them.

   Turk Van Lake also spoke some Armenian. He and George became the underground connection for Armenians who wanted to send greetings to relatives in the States. There were always a few of them hanging around our hotels waiting to speak to Turk and George. Turk also got to meet his aunt Galipse from Yerevan. His mother had located her shortly before our tour, after a fifty year separation. Terry Catherman arranged for Turk's aunt and her son to travel to Tblisi to meet him and hear a concert."

["Turk Van Lake was the guitarist at the first rehearsal I made. He later told me that Jay hired him from day to day and didn't tell him he was to make the tour until shortly before we left New York.  
    Turk's Armenian name was Vanig Hovsepian. His father came from a part of Armenia that is now in Turkey, near Lake Van, hence his American name. A small, slender man with jet black hair brushed straight back from a broad forehead, he sat wrapped around his guitar, the point of his chin buried in his shirtfront, his slender fingers manipulating the strings with quick deftness. Turk played acoustic rhythm guitar a la Freddy Green. Since I had been working with Mulligan's pianoless groups for quite a while, the four-man rhythm section format was a big change for me. I enjoyed figuring out the best way to play with it."]
----------------------------------------------

In 1985 Gene Lees asked me to write something for his Jazzletter about Benny Goodman's tour of Russia in 1962. It was published in several issues of Jazzletter between August and November of 1986. I had been Benny's bass player on that tour.

Bill Crow


http://www.billcrowbass.com/billcrowbass.com/To_Russia_Part_2.html

22/VI/1941

*
"Уже к исходу 22 июня германские войска продвинулись в Прибалтике на 60—80 км, в Белоруссии — на 40— 60 км, а на Украине — на 10—20 км. Неорганизованному вступлению советских войск в сражение способствовало и шоковое состояние советского руководства, которое совершенно не ожидало германского вторжения. Не случайно в первые часы войны Москва запретила ответные действия против вторгшегося врага, и лишь после формального объявления войны Красная Армия получила приказ "действовать по-боевому", а в 7.15 утра была издана директива № 2, которая ставила задачу изгнать врага с советской территории. Как отмечало германское командование, лишь после 9 часов утра действия советских войск стали носить более целенаправленный характер. Советское военно-политическое командование, плохо представляя ситуацию на фронте, попыталось вырвать из рук противника стратегическую инициативу, и вечером 22 июня войска получили разработанную на основе предвоенных планов директиву № 3. которая предусматривала переход войск Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов в наступление с целью разгрома германских группировок в районах Сувалок и Люблина 23—24 июня. Столь не соответствующее сложившейся обстановке решение лишний раз подтверждает, что никаких оборонительных планов у советского Генштаба не было, в результате поспешно подготовленные контрудары имели минимальный успех."


http://militera.lib.ru/research/meltyukhov/13.html

Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. — М.: Вече, 2000.

Emphasis is mine

Геббельс в своём дневнике 16 июня 1941 года:

«Фюрер подробно объясняет мне положение: наступление на Россию начнется, когда закончится наше развертывание. Это произойдет в течение недели…. Русские скопились прямо на границе, это для нас лучшее из того, что могло произойти. Если они, рассредоточившись, отступят в глубь страны, то будут представлять в большую опасность. У них есть 180–200 дивизий, возможно, даже меньше, в любом случае приблизительно столько, сколько у нас. В кадровом и техническом отношении их даже сравнивать с нами нельзя… Фюрер оценивает длительность акции в 4 месяца, я оцениваю в меньший срок. Большевизм рассыпется, как карточный домик… Мы должны действовать. Москва хочет держаться вне войны, пока Европа не устанет и не истечет кровью. Тогда Сталин захочет действовать, большевизировать Европу и вступить во власть. Эти его расчеты будут перечеркнуты. Наша акция подготовлена так хорошо, насколько это вообще в человеческих силах. Подготовлено столько резервов, что неудача просто исключена. Географически акция не ограничена. Борьба будет продолжаться до тех пор, пока русские войска не перестанут существовать…

Россия нападет на нас, если мы ослабеем, и тогда мы получим войну на два фронта, которую мы предотвращаем этой превентивной акцией. Только тогда у нас будет свободный тыл…

Мы должны также напасть на Россию, чтобы высвободить людей. Непобежденная Россия связывает 150 дивизий, которые нам срочно нужны для военной экономики. Ее нужно усилить, чтобы реализовать программы производства оружия, подводных лодок и самолетов, тогда США не смогут нам ничего сделать. У нас есть материалы, сырье и машины для трехсменной работы, но не хватает людей. Если Россия будет разбита, мы сможем высвободить целые призывные возраста и строить, вооружаться, готовиться. Только тогда можно будет начать воздушную войну с Англией на другом уровне. Вторжение все равно малореально. Итак, речь о том, чтобы гарантировать победу иным образом….

Тенденция всего похода лежит на ладони: большевизм должен пасть, и у Англии будет выбито из рук последнее оружие на континенте. Большевистский яд будет изгнан из Европы. Против этого даже Черчилль и Рузвельт могут мало что возразить. В России не будет восстановлен царизм, но на смену еврейскому большевизму придет настоящий социализм… Сотрудничество с Россией было пятном на нашем мундире. Оно будет теперь смыто. То, против чего мы всю жизнь боролись, теперь будет уничтожено.»

Die Tagebücher von Joseph Goebbels. Teil 1, Band 9, München 1998, S. 377–379.

The great Jessye Norman (1945-2019)

*
"Ich leb' allein in meinem Himmel, in meiner Liebe, in meinem Lied. Schöner gibt's nicht!"
"I live alone in my (own) heaven, in my (own) love, in my (own) song. There's nothing more beautiful!"

When I Am Laid In Earth (Henry Purcell)

https://www.youtube.com/watch?v=jOIAi2XwuWo&list=RD2CNVSqNX7Sg&index=24

"She looks and sounds like the Queen of some impossible, unimaginable universe...."

"Remember me!" How could it be possible not to.

---

Թող այստեղ էլ մնա...

*
Watcher Ditord41:47 Ոչ, ես ԱՐԴԵՆ համոզված չեմ Ձեր ազնվության մեջ, պարոն Պաշինյան: Դա ի գիտություն Ձեզ:
Ամուլսարը լուրջ փորձաքար էր, և Դուք պատվով չեք դուրս գալիս այդ փորձությունից:


Արտաշես Բոյաջյան,
Հայաստանի քաղաքացի


https://www.facebook.com/nikol.pashinyan/videos/2362168337434735

Նոր գրեցի Նիկոլի ՖԲ-ին...

*
Պետական Տրաուր պետք է հայտարարվի

Ամենաառաջնային մարդու իրավունքը կյանքի իրավունքն է: Կոպեկ չարժեն բոլոր սահմանադրություններն ու դեմոկրատիաները, եթե երկրում մարդ չկա: Ամեն անիծյալ օր լսում ենք պատահարների մասին և ոչխարի պես շարունակում որոճել: Օրը մեջ` մահվան դեպք: Էս երկրում ոստիկան ու ոստիկանապետ կա? Վարչապետ կա?

Նիկոլ Փաշինյան, տրաուր հայտարարի, դիմի ժողովրդին, պաշտոնապես մոբիլիզացրու ոստիկանությունը, խստագույն կարգ ու կանոն հաստատի ճանապարհներին!! Հերիք եղավ այս անպատժելիությունից մահանանք ամեն օր: